Гусельщиков Адриан Константинович

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Гусельщиков Адриан Константинович

Сообщение Гусельциков » 11 дек 2013, 22:17

На сайте есть эта книга, я ее сканировал и отослал в исторический архив вот ссылка http://elan-kazak.ru/?q=arhiv/kalinin-i ... zametki-by

Аватара пользователя
Мещеряков
Сообщения: 280
Зарегистрирован: 17 июн 2013, 11:06
Контактная информация:

Re: Гусельщиков Адриан Константинович

Сообщение Мещеряков » 12 дек 2013, 10:56

Гусельциков писал(а):Гусельщиков Адриан Константинович


6. Бои под Поворином и разложение Красновского фронта.

Генерал Гусельщиков, хотя и занял Борисоглебск 20 декабря 1918 года с отборными силами красновской армии, но все-таки понимал серьезность своего положения. Оно заключалось в том, что на юг (Поворино-Калмык) от Борисоглебска продолжали держать фронт красные части, которые уже тревожили белых своими наступательными действиями. Идти дальше на север означало бы идти на верную гибель; продолжать же сидеть в Борисоглебске грозило ему быть окруженным. Белое командование в начале надеялось, что эффект внезапного занятия Борисоглебска, разложит Красную Армию, раскроет фронт.

Далее: История края → Борисоглебск - 1918-1921 годы

Аватара пользователя
Гусельциков
Сообщения: 274
Зарегистрирован: 20 июн 2013, 22:02
Откуда: Запорожье. Украина
Контактная информация:

Re: Гусельщиков Адриан Константинович

Сообщение Гусельциков » 20 дек 2013, 20:39

УРОК ГЕН. ГУСЕЛЬЩИКОВА
Воспоминания Е.Ковалева. Журнал Родимый Край №57. 1965г

Осенью 1918 г. после 4-х месяцев службы в Управлении Донск. Артиллерии, где я занимал должность старшего адъютанта строевого отделения, штабная работа мне наскучила и я решил ехать на фронт. Когда я сообщил о своем намерении моему непосредственному начальству, начальнику строевого отделения, которого мой уход отнюдь не устраивал, он изумленно посмотрел на меня и сказал:
— Что, над вами каплет? Или вам здесь плохо? Да сейчас и никого нет под рукой, чтобы вас заменить.
Помощник Нач-ка Артиллерии полк. Ильин, мой бывший к-p дивизиона на Германском фронте, от которого зависело разрешение, не счел, однако, возможным мне отказать и обещал отпустить, как только найдут заместителя, но дипломатично добавил:
— Считаю ваш уход временным, так как вы зачислены в ш тат Управления и утверждены в занимаемой должности. Надеюсь поэтому, что через некоторое время вы снова вернетесь к нам.
В середине октября я сдал должность и отправился на Северный фронт, где в то время яркой звездой вспыхнула боевая слава ген. Гусельщикова.
1.jpg
1.jpg (9.86 КБ) 3829 просмотров


Одновременно со мною туда же был командирован мой приятель по выпуску сотник Нефедов, только что вернувшийся из Добр. Армии, где он задерж ался после Кубанского похода, выполняя специальное поручение.
17-го октября мы выехали по жел. дор. из Новочеркасска и. доехав до станции Кантемировка, направились оттуда в ст. Вешенскую.

Тыл был организован хорошо. В каждом населенном пункте стояли дежурные подводы и, переложив вещи, мы без задержки двигались дальше.
В пути мы убедились в огромной популярности ген. Гусельщикова после его блестящих побед в Воронежской губернии. В разговора со встречными только и слышали: «Гусельщиков сказал, Гусельщиков приказал, Гусельщиков требует»...
Из Вешенской инспектор артиллерии фронта направил нас в сл. Калач, Воронежской губ., в распоряжение инсп. артил. с.-з. отряда полк. Упорникова.
Калач — большая торговая свобода, похожая на город, откуда начиналась жел. дорога на Бутурлиновку и Таловую, поразил нас обилием съестных припасов на базаре, причем особенно бросалось в глаза большое количество свиных туш и птицы.
Полк. Упорников. когда мы явились к нему и предъявили предписание, смущенно развел руками и сказал:
— Что мне с вами делать? Оба старые офицеры, а батарей свободных у меня нет. Подождите, пока я выясню.
У меня его слова вы звали в то время недоумение. З а нами было около 4-х лет службы, из коих, правда, 2,5 года Германской войны, плюс партизанские действия в Степном и Корниловском походах. Я в то время был подъесаулом, но вскоре был произведен в есаулы и к концу 1918 г. был 140-м по старшинству из 300 офицеров казаков Донск. Артиллерии. Нормально до командования батареей мне было еще далеко.

...Все однако через несколько дней устроилось. В Калаче должен был формироваться 38-й Дон. кон. полк с батареей, командиром которой я и был назначен 1-го ноября. Сотник же Нефедов вступил в командование Мигулинской батареей.
Формирование полка велось быстрым темпом. Как только прибыл необходимый командный состав, была объявлена мобилизация казаков переписи 1902, 1903 и 1904-го годов в станицах: Вешенской, Мигулинской и Казанской. Казаки прибыли почти все конными, прилично одетыми, с холодным оружием. Для сформирования батареи выделили артиллеристов, а остальных разбили, по сотням и командам. К вечеру первого дня полк уж е имел структуру: 4 кон. сотни, пулеметная команда и 2-х орудийная батарея.
Нужное количество лошадей, и недурных, было взято в ближайшие два дня по реквизиции, трофейные повозки для обоза имелись в Калаче в достаточном количестве и не хватало только орудий, артил. упряжи, пулеметов и винтовок. Все это ген. Гусельщиков обещал выдать перед выступлением на позиции и торопил к-ра полка в. ст. Байдалакова, вы сказывая недовольство, что полк формируется долго, хотя прошло всего несколько дней.

По тогдашней организации батарея являлась составной частью полка, без самостоятельного хозяйства, с подчинением к-ра батареи к-ру полка. Такая организация страдала недостатками и была позже упразднена, но и при своем существовании не могла свести роли к-ра батареи до положения к-ра сотни. Фактически к-p батареи сохранял почти полную самостоятельность и. в соответствии с удельным весом артиллерии, являлся ближайшим помощником к-ра полка и его заместителем, врем. командуя в случае надобности и полком. Батарея кроме того имела и свой особый номер, отличный от полка, и моей был присвоен № 35-й.
7-го ноября, уезжая на несколько дней по делам в штаб отряда, в. ст. Байдалаков приказал мне, как старшему в чине, вступить во вр. командование полком и вести его в район Таловой. Там в течение нескольких дней мы занимались ковкой лошадей и к 14-му ноября перешли в поселок при ст. Таловой, куда прибыли к ночи. В тот же вечер мне привезли из какой-то батареи одно орудие, а на другой день утром второе. Но в каком виде! Грязные, закопченные порохом, невероятно расстрелянные, а главное почти без упряжи, на каких-то веревочках, рваных шлейках, с седлами без тебеньков и подпруг и проч. Но даже и такой упряжи было в одном орудии только на два уноса. Шорники кинулись наспех приводить все в порядок, и к вечеру мы смогли запречь и выехать на смотр, который делал полку ген. Гусельщиков, перед отправкой на позицию.

Когда после смотра ген. Гусельщиков спросил у меня, все ли в порядке, я пожаловался ему на невозможную упряжь. Выслушав меня, генерал спросил:
— А стрелять-то вы можете?
— Могу.
— Ну и достаточно. Завтра выступите, а там на фронте добудете себе все, что нужно. Наше интендантство впереди у красных.
Собрав затем офицеров, он произнес краткую речь, которую закончил следующими словами: «Завтра вы выступите на фронт. Там, куда я вас посылаю, крупных сил противника нет. Погоняетесь за Заамурским конным полком и немного обстреляетесь».

С приходом 38-го полка была намечена операция по взятию г. Новохоперска. Для этого решено было занять предварительно Еланское Колено, как исходный пункт. В штабе было известно, что занимавшая его 2-я Нижегородская дивизия, только что прибывшая на фронт, не особенно хотела сражаться и предпочитала сдаться. Атакованная 37-м полком, она была захвачена целиком со всей артиллерией и 16-го ноября трофеи стали прибывать по ж. д. на станцию Таловую. Наш полк уже выступал из Таловой, когда я узнал, что должны прибыть орудия и упряжь. Задержавшись на час, я взял два исправных орудия из числа отбитых, нужное количество упряжи и выступил на фронт уже в порядке. 16-го ноября 38-й кон. полк без боя занял сл. Абрамовку, где и остановился на ночлег. Здесь были взяты первые пленные. Фуражир моей батареи, поехав вечером на луг за сеном, привел с собою около 40 человек красноармейцев, которые скрывались там и боялись сами войти в село, чтобы сдаться. На следующий день полк занял с. Знаменское и вел разведку на север.
К вечеру 17-го ноября был получен оперативный приказ о предстоящем наступлении на г. Новохоперск. В Еланском Колене были сосредоточены: Георгиевский Гундоровский, 37-й и Мигулинский полки, Богучарский отряд добровольцев и бронепоезд «Ермак». 38-й кон. полк должен был подтянуться ночью в район сл. Троицкое, ожидать подхода Мигулинского полка и совместно с ним утром занять ее.
Высланный в Троицкое офицерский разъезд нашего полка захватил там сани с двумя комиссарами, куда-то направлявшимися ночью, и выяснил, что в слободе находятся красные.
Троицкое — большая слобода, состоящая из 3-х частей: Московской, Заречной и Староселья. На рассвете 38-й полк и Мигулинцы без боя заняли две части: Московскую и Староселье, Заречную же занимал Заамурский кон. полк красных. Крестьяне, возвращавшиеся из церкви, находившейся в расположении красных, сообщили, что на мосту стоит пулемет.
Выяснив обстановку, 38-й полк повел наступление на мост, а Мигулинцы атаковали правее. После короткого боя наш полк, поддержанный батареей, захватил мост и продолжал теснить красных. Продвигаясь с батареей вперед и переехав мост, я попал под пулеметный огонь, а затем до меня донеслись крики с окраины села:
— Батарею... Батарею...
Выехав вперед, я увидел, что Заамурский кон. полк быстро уходил на c.-в., прикрывая свой отход пулеметным огнем с тачанок. Батарея открыла огонь прямой наводкой и провожала его, пока он не скрылся в складках
местности.

После занятия Троицкого Мигулинский полк (в. ст. Чайкин), согласно приказа, повернул на юг и направился в сл. Красненькое, которая в это время была занята Гундоровцами, 37-м полком и Богучарцами, загнавшими в пруд бронированный автомобиль противника. Он остался в этом селе, обеспечивая дальнейшее наступление наших частей на Новохоперск. Наш же полк двинулся на Алферовку, имея задачей прикрывать наступление на Новохоперск с севера и перехватить бегущих красных, если бы они устремились в этом направлении. К вечеру г. Новохоперск был взят и в наши руки попали огромные трофеи: 100 пулеметов, легкие и тяжелые орудия, зарядные ящики, радиостанция и др. Красные бежали в направлении на Поворино.
38-й кон. полк, рассеяв артил. огнем появившуюся снова конницу красных, к вечеру выбил противника из Алферовки и остановился здесь на ночлег.
Когда наш полк уже входил в Алферовку и батарея, снявшись с позиции, двигалась туда же, я заметил порядочное количество подвод, приближавшихся рысцой к селу вдоль Хопра по дороге из Новохоперска. Боясь, что сии могут проскочить до того, как будет занято все село, я пустил в атаку мою команду разведчиков, которая и захватила все подводы. Они были нагружены интендантским имуществом, теплыми вещами и обмундированием. Это было кстати. Все люди в полку отлично оделись и могли без страха встречать надвигавшуюся холодную зиму.

После взятия Новохоперска Гундоровцы, Мигулинцы и Богучарцы ушли в Еланское Колено, Таловую и Лиски, а в занятом райо-не остались: в г. Новохоперске — 37-й Дон. полк и в сл. Красненькое — 38-й конный полк.
Красные, получив подкрепления, стали опять сосредоточиваться в Троицком и постепенно заняли всю слободу, вытеснив нашу сотню из монастыря на южной окраине села.
Так как монастырь представлял собою отличный опорный пункт, господствуя над местностью, и находился всего в З-х-4-х верстах от сев. окраины Красненького, к -p 38-го полка решил снова овладеть им. 37-й полк должен был оказать содействие нашему наступлению на Троицкое с юго-востока. Этот полк был смешанный и имел, если не ошибаюсь, две пеших, три конных сотни и 3-х орудийную батарею. Завязался бой. Силы красных оказались однако значительными, пулеметный огонь достигал большой силы и наше наступление было отбито. 37-й полк вернулся снова в Новохоперск, а в Красненькое пришла на поддержку рота Богучарского отряда.
28-го ноября к вечеру красные сами перешли в наступление и заняли Красненькое под покровом снежной метели, облегчавшей продвижение пехоты и сделавшей невозможным для нашего слабого кон. полка оборону большого насел, пункта. 38-й полк отошел в Новохоперск, а рота Богучарцев на станцию Некрылово. С занятием Красненького оставаться в Новохоперске было нельзя, т. к. в случае дальнейшего продвижения красные грозили отрезать нас от других частей отряда ген. Гуселыцикова, находившихся в районе Колено-Таловая.
Командир 37-го полка полк. Дукмасов устроил ночью совещание, на котором присутствовали: командир его батареи штабс-капитан Бочевский, к-p 38-го полка и я. Решено было очистить город и на рассвете соединенными силами попытаться выбить противника из Красненького. В полночь оба полка выступили из Новохоперска и на рассвете 29-го ноября повели наступление на Красненькое от станции Некрылово. Красные встретили наше наступление на ровной местности сильным ружейным и пулеметным огнем и отби-ли его, перейдя затем при поддержке своей артиллерии в контр-атаку. В бою выяснилось значительное численное превосходство противника и нашим частям приказано было отходить под прикрытием огня артиллерии в д. Ивановка. Переночевав там, оба полка к вечеру следующего дня перешли в Еланское Колено.

Ген. Гусельщиков был очень недоволен оставлением Новохоперска и Красненького и задумал новую более серьезную операцию по овладению г. Борисоглебском, который еще ни разу не занимался нами, отчасти в отместку красным, но главным образом для облегчения положения на Хоперском фронте, где противник все время нажимал. Вынужденный вести операции на широком фронте, генерал действовал всегда маневром и бил противника сжатым кулаком, а не растопыренными пальцами, сосредотачивая в нужный момент и в нужном месте весь свой отряд. Он обладал кроме того в высокой степени даром воодушевлять свои войска и вселять в них уверенность в победе.
К 1-му декабря в Еланском Колене сосредоточились: Луганский пеший полк под командой есаула Шевырева (970 штыков), 1-й Богучарский отряд добровольцев (3 роты и 3-х оруд. батарея), 37-й Дон. полк (2 пеших, 3 кон. сотни и 3-х ор. батарея), 38-й Дон. кон. полк (4 кон. сотни и 2-х оруд. б-рея), 22-я гаубичная батарея поручика Недодаева (одна 48-линейная гаубица и одна 42-х линейная пушка) и бронепоезд «Ермак».
На станции Абрамовка выгружался Георгиевский Гундоровский полк (6 пеших, 2 кон. сотни и 4-х оруд. батарея).
К вечеру 1-го декабря красные повели на- ступление от Красненького на Ел. Колено, но были легко отброшены, причем Богучарцы захватили несколько десятков пленных. В этом бою, как и во многих других, наша артиллерия при преследовании двигалась непосредственно за цепями и я оказался по соседству с 37-м полком. Командир этого полка старый полковник Феоктист Федорович Дукмасов, вскоре произведенный в генералы, проезжая мимо, пристально посмотрел на меня, приостановился и спросил:
— Командир батареи?
Я ответил утвердительно. Тогда чисто по
казачьи он продолжал:
— А из каких ж е будете?
Я назвал мою фамилию.
— А станицы какой?
— Гундоровской.
— Так! Так! Не Елеазара ли Ефимовича
сынок?
— Так точно, г. полковник.
— Ну, увидите батюшку — кланяйтесь ему от меня. В 1878 г. он был моим взводным портулей-юнкером в Елисаветградском кав. училище.
Отогнав красных, наши части вернулись в Еланское Колено. Накануне наступления ген. Гусельщиков, собрав офицеров, обратился к ним с речью, в которой особенно напирал на то, что с красными только один разговор—их надо бить —и ставил в пример Гундоровцев, которые всегда наступают и у которых потери до сих пор незначительны. Обращаясь к нашему полку и пожурив нас за то, что оставили Красненькое, он сказал:
— «Ну да ничего. У меня до сих пор не бы-ло времени заняться вами, но теперь я вас поучу воевать сам. Я им покажу тютельку. На этот раз пойду прямо в Борисоглебск, а в Новохоперск и заходить не буду.»
С утра 3-го декабря 1918 г. части, расположенные в Еланском Колене, повели наступление на сл. Красненькое под личным руко-водством ген. Гусельщикова. Одновременно Георгиевский Гундоровский полк наступал на сл. Троицкое. От Еланского Колена до Красненького тянется невысокое плато, довольно круто обрывающееся почти у самого села в долину р. Савалы. Отсюда с бугра открывается отличный вид вперед на восток, а так же на с.-в. и ю.-в. Здесь на высотах, верстах в трех западнее села, красные, поддержанные огнем двух батарей и бронепоездом от ст. Некрылово, и встретили наши наступающие части. Завязался сильный бой. Наша пехота, сбив противника, медленно продвигалась вперед. У красных были китайцы, которые оказывали довольно упорное сопротивление. Этих в плен не брали.
38-й кон. полк находился в резерве и стоял в лощинке, в стороне от дороги, недалеко от прикрывающего гребня.
Когда наши части стали спускаться к селу, мимо проехал ген. Гусельщиков со штабом и, выехав на гребень, остановился, наблюдая за боем. Красная артиллерия и бронепоезд немедленно открыли по генералу огонь. Около него то и дело рвались снаряды, но он, не обращая на них внимания, стоял или медленно продвигался на несколько шагов вперед. На казаков нашего полка, которые видели его впервые в бою, это произвело огромное впечатление.
— Вот это генерал! — раздавались восхищенные возгласы.
Глядя на него, все казаки невольно подтянулись и готовы были ринуться куда угодно. Любоваться этой картиной пришлось недолго. Вскоре прискакал ординарец и передал, что генерал требует батарею. Приказав
моему помощнику вести ее, я поскакал к ген. Гусельщикову и доложив, что батарея идет, спросил:

«Что прикажете, Ваше Превосходительство.?» —
Генерал был скуп на слова. Указав рукой на стрелявший от станции Некрылово бронепоезд и спросив: «Видите?», он, не дожидаясь моего ответа, коротко бросил — «Сбить!», после чего отъехал в сторону, продолжая наблюдать за боем и за нашими действиями.

Я слез с коня и беглым взглядом окинул местность. От южной оконечности села и почти до ст. Некрылово лежала цель красной пехоты. Две батареи вели огонь-одна от новой, а другая от старой церкви. Слева посвистывали пули. Обернувшись назад, я увидел подходившую батарею, но в тот же миг ее окутало дымом разрывов. Невольно мелькнула мысль-перебьют лошадей и не дадут выехать на позицию. Но вот, разрывая пелену, из дыма вынырнула характерная фигура вахмистра Щебуняева на его золотистом коне. Гвардеец, долгое время бывший инструктором в запасной батарее, он вел головное орудие, как на ученье. По моему знаку, он вывел его широким наметом на позицию, сделал заезд и орудие снялось с передка. Я подал команду для стрельбы прямой наводкой и не успело еще второе орудие сняться с передка, как первое уже открыло огонь. Мы быстро пристрелялись по бронепоезду, отлично видимому с высоты, и как только наши гранаты стали рваться у самого полотна, он, отстреливаясь на хода, быстро отошел версты на полторы в направлении на Новохоперск, где укрылся за древесными насаждениями. Я немедленно перенес огонь на батарею, стоявшую у новой церкви, и через некоторое время она замолчала. Настала очередь батареи, стоявшей у старой церкви. Ее косой фланговый огонь нас особенно безпокоил и хотя мы вскоре его подавили, одним из последних снарядов был убит казак ст. Вешенской Григорий Овчелупов и ранено два казака и несколько лошадей.
Когда бронепоезд красных ушел со станции Некрылово, ген. Гусельщиков вызвал командира 38-го полка и приказал ему атаковать в конном строю пехоту, лежавшую в цепи южнее Красненького. Наши сотни двинулись с высоты вниз напрямик через сады, построились и лихо пошли в атаку. Я поддерживал ее беглым огнем батареи. Все напряженно смотрели, как, несмотря на безпорядочный огонь красных, наши сотни подходили все ближе и наконец дошли. Часть пошла по цепи влево, часть направо и в короткое время все было ликвидировано-красные сдались.
Теперь нашему полку был открыт путь во фланг и ты л противника, хотя ему и при- шлось немного задержаться, чтобы собраться после атаки и захвата пленных. В эго время наша пехота уже проникла глубоко в село и продолжала свое продвижение.
Среди красных началась паника. Из села по дороге на Алферовку длинной лентой вытянулись обозы. Подгоняемые огнем нашей артиллерии, повозки спешили обогнать друг друга, двигаясь местами в два-три ряда. Моя батарея стреляла уже на пределе, когда подошла и открыла огонь тяжелая батарея поручика Недодаева. Мощные разрывы бомб 42-х линейной пушки в гуще подвод заставляли их рассыпаться по полю в разные стороны. Сзади появились конные сотни нашего полка, начавшие преследование. Мне больше нечего было делать на этой позиции и я двинулся на присоединение к полку. Когда батарея пришла в село, наступали уже сумерки и я получил приказание дальше не двигаться, а собирать и принимать захваченные трофеи. В этом бою были разбиты: 4-й Московский, 6-й Сердобский и Заамурский кон. полки и целиком захвачены нашим полком маневренный батальон и батарея, сформированные в Москве сплошь из бывших унтер-офицеров.
Нами было взято: 1.200 пленных, 3 орудия, 6 зарядных яшиков, 20 пулеметов, оркестр музыки вместе с музыкантами и много подвод. От Красненького до Алферовки. как это я видел позже, на протяжении 12 верст вся дорога была усеяна брошенными повозками, двуколками и походными кухнями. И даже за Алферовкой на дороге в Карачан был брошен один зарядный ящик.
Помимо этого нами были захвачены и убиты: Командовавший войсками комбриг Рачицкий и комиссар Высшей Сибирской военной инспекции Георгенберг.
Урок ген. Гусельщикова дал блестящие результаты.

После этого боя я мог бы, как и другие батареи, развернуться на 3 или 4 орудия, но для нашего 4-х сотенного полка это было признано излишним, особенно зимой, и я ограничился тем, что снова переменил орудия на новенькие 1918 г. Сормовского завода, заменил раненых лошадей, пополнил запас снарядов, телефонное имущество, смазочные материалы и обзавелся для канцелярии двумя пишущими машинами.
Наше интендантство, как сказал генерал Гусельщиков, действительно оказалось впереди.
Разбив большевиков у Троицкого и Красненького, генерал Гусельщиков открыл себе дорогу на Борисоглебск и через день начался знаменитый Борисоглебский поход, о котором я надеюсь рассказать в другой раз.

Франция.
Е. Ковалев.

Аватара пользователя
cossacknn
Сообщения: 466
Зарегистрирован: 08 июн 2013, 15:03
Контактная информация:

Re: Гусельщиков Адриан Константинович

Сообщение cossacknn » 10 май 2014, 15:21

Это сооружение называется памятник ген. Гусельщикову в Донецке (Ростов. обл.). Энтузиазм это хорошо, но вот реализация...
Вложения
Гусельщиков.jpg
Гусельщиков.jpg (87.07 КБ) 3704 просмотра

Аватара пользователя
leon leo
Сообщения: 24
Зарегистрирован: 01 май 2014, 23:40
Контактная информация:

Re: Гусельщиков Адриан Константинович

Сообщение leon leo » 10 май 2014, 17:47

"Памятник" производит удручающее впечатление, особенно по сравнению со скромной, но "со вкусом" сделанной надгробной плиты четы Фетисовых на кладбище города Санс во Франции.

Ответить

Вернуться в «ВОЖДИ и ГЕРОИ КАЗАЧЕСТВА»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость